Александр Герцен: «Nirvana в России сгнила бы еще в гараже!»

Анна Леонова
14 декабря 2008, 16:43

Группа SOLЯRIS появилась в 1999 году. Недавно окончивший школу Александр Герцен стал собирать команду единомышленников-любителей музыки в стиле гранж. И пошло-поехало. Ребята выступали в родном Краснознаменске, затем – уже в других подмосковных городах. Вскоре Александр перебрался в Одинцово. Сегодня он работает телеоператором на одном из московских каналов. Но не расстается с группой, состав которой за это время неоднократно менялся. Администрированием сайта группы, ее продвижением и организацией концертов занимается Елена Герцен (на нашем сайте под ником Praskovya). На этой неделе я встретилась с ними перед очередной репетицией, чтобы побеседовать для рубрики "Открытие" о «непростом» житье-бытье музыканта, работающего в стиле со страшным названием «гранж» (в переводе с английского – «нечто отталкивающее, непривлекательное»).  

 

- Думаю, первый вопрос, который возникнет у читателя – имеешь ли ты какое-то отношение к семье известного русского писателя и журналиста Александра Герцена?

Александр: Нет.

 

- И тебя назвали не в честь него?  

А.: Нет. Это просто случайное совпадение. Почему назвали так, не знаю. Но полными тезками мы были бы, если б я был Иванович. Тогда было бы классно. А я – Анатольевич.

 

- А группу почему SOLЯRIS назвали?

А.: Были и другие варианты. Но остановились на этом все-таки, потому что на всех языках мира звучит одинаково красиво.

 

Группа SOLЯRIS

 

- У меня, например, «Солярис» ассоциируется только с фильмом Тарковского и больше ни с чем. Какой-то смысл вы все-таки вкладывали в это название или нет?

А.: Тарковский тут не причем. Сам «Солярис» мне не нравится. Он нудный. Может, кому-то нравится, мне – нет.

 

- А зачем букву одну сменили на русскую «Я» (первоначальное написание - SOLARIS – прим. А.Л.)?

А.: Сначала был SOLARIS через «а». Потом нам это название разонравилось. По-русски писать не хотелось, а потому решено было заменить «а» на «я», потому что это делало написание названия оригинальным. Стали искать – нашли в Питере группу SOLARIS и в Москве «Солярис». Так что «Я» - это наш опознавательный знак.

 

 

 
 
Тарковский тут не причем. Сам «Солярис» мне не нравится. Он нудный. Может, кому-то нравится, мне – нет.
                                      
                 

- Состав группы несколько раз менялся. С чем это было связано?  

 

А.: Как и с любой другой группой, с нами такое тоже происходит. Кто-то уже не может больше заниматься музыкой. Это бывает связано и с новой работой, и с тем, что просто надоедает кому-то всем этим заниматься. Сейчас состав уже полностью обновился. От первоначальной команды остался только я.

Елена: Еще для кого-то могут просто другие вещи выходить на первый план, и они отдаются чему-то другому, не умея совмещать, например, музыку и работу, музыку и семью. Бывает, что техника игры у музыканта остается на старом уровне…

Александр: …пятилетней давности, например. Все музыканты развиваются, а он не двигается вперед.

 

- А для тебя что на первом месте – музыка или что-то другое?

А: Думаю, наверное, все-таки музыка на первом. Работа для меня никогда не была на первом месте…

 

- То есть музыка для тебя – это не работа?

А.: Нет. Но у нас страна такая, что только если ты будешь заниматься шансоном или попсой, то сможешь на этом зарабатывать деньги.  

 

- Эти слова как раз предвосхищают мой вопрос о том стиле, в котором вы работаете. Это гранж. По сути, направление не очень востребованное у нас в России, как и тяжелый рок, например. Вы и дальше планируете петь для узкого круга людей и для себя, или же планируете как-то расширять свою аудиторию?

А.: Да эта музыка вообще не востребована! Планировать-то планируем, как и любая команда. Но на деле это сложно сделать. То, что мы играем – это андеграунд. И это нравится далеко не всем. Даже мало кому, я бы сказал. В основном, молодежи, студентам. Есть, правда, и люди постарше, которые слушают такую музыку. А так, что у нас по стране пользуется популярностью? Легкий рок слушают, попсу да «блатняк». 

 

- А что в вашей музыке такого, что может привлечь, зацепить слушателя? Почему ее должны слушать?

А.: Ну, мы никого не заставляем ее слушать. Нравится определенному слушателю - и все.

Е.: Мне кажется, тут даже немного наоборот – не музыкант подстраивается под слушателя, а слушатель выбирает своего музыканта. И если творчество нравится самим музыкантам, то найдутся хотя бы два-три человека в мире, а дальше – больше, которым оно тоже понравится.

 

Группа SOLЯRIS- А портрет вашего слушателя могли бы нарисовать? Какой это человек?

А.: Я не знаю. Разные люди. Это не «грязные панки», как выражаются некоторые. Но и не поклонники классической музыки. Один наш знакомый любит металл, и нас тоже слушает. В принципе, это вообще люди, которым нравится такого рода музыка.  

 

- А кого вы считаете своими конкурентами в данном стиле у нас в России? Или же, наоборот, учителями?

А.: Своими учителями мы можем считать группу Nirvana и всю сиэтлскую волну. В России учителей для нас нет. О конкуренции нам говорить сложно, так как мы не являемся акулами шоу-бизнеса и о таком явлении пока не задумываемся. Из российских групп, игравших или играющих в стиле гранж, мы можем выделить, пожалуй, только группу «Mad Dog» с первым вокалистом и группу «Седьмая раса», которая, на наш взгляд, все-таки, играет не чистый гранж. Но они нам нравятся. У них что-то есть от гранжа, и у нас тоже. Просто все стили сегодня уже перемешались…

 

- А российская группа такого направления может, если абстрагироваться от слушательских вкусов, составить конкуренцию иностранным – по качеству исполнения, например?

А.: Не могу сказать, что музыку у нас делают хуже. Некоторые группы, может, и лучше даже делают, оригинальнее.

Е.: А мне кажется, что все еще зависит от условий, в которых появляется группа. Около двадцати лет назад стала популярной группа Nirvana. Смогла бы она в то же время стать популярной у нас в стране? Нет! Хотя они и выдавали бы тот же уровень, то же качество.

А.: Грубо говоря, у нас Nirvana сгнила бы еще в гараже вместе со своими инструментами.

 

 
 
Недавно как раз разговаривали со знакомым, который работает ди-джеем в ночном клубе. Он просто ставит пластинки, ничего не пишет, не придумывает. Но получает 500 – 1500 долларов за одну ночь работы. А люди, которые пишут свою музыку и играют в живую, зачастую не получают за выступление на концерте ни копейки.
  

 

- Но сейчас ведь другие, более свободные в этом отношении времена!

Е.: Недавно как раз разговаривали со знакомым, который работает ди-джеем в ночном клубе. Он просто ставит пластинки, ничего не пишет, не придумывает. Но получает 500 – 1500 долларов за одну ночь работы. А люди, которые пишут свою музыку и играют в живую, зачастую не получают за выступление на концерте ни копейки. А для записи альбома нужны просто бешеные деньги, которые им, без участия спонсоров, меценатов, найти непросто!  

 

- А SOLЯRIS кто-нибудь продюсирует?

А.: Нет. Я думаю, что нереально найти для нашей музыки продюсера, потому что она неформатная. Даже тяжелая музыка сегодня должна ориентироваться на коммерческий успех, чтобы у нее был продюсер. И хотя есть некоторые группы (например, «Jane Air», Amatory), которые играют тяжелую, вроде бы, музычку, но на самом деле это тоже попса, но утяжеленная. На их, по сути, несложную музыку нашлись свои продюсеры, которые их раскрутили. Правда, грамотные и разбирающиеся в музыке люди все равно на них не ходят – там одни школьники, в основном. Случалось снимать как оператору пару раз такие концерты. Мне 26. Я никого не видел там своего возраста, не то что старше!

 

- И что же получается, тупик, безвыходная ситуация? Нет развития? Нет денег? Нет популярности?

А.: Ну, почему тупик? Есть просто группы, которые продолжают работать, хотя даже нигде не выступают. Они могут дома записывать каким-то кустарным способом музыку. Бывает, что группы распространяют альбомы только через свой сайт, без участия лейбла. Альбом не издается и не продается в магазинах. Но о них, при этом, знают.

 

- А вы выпускали свой диск?

А.: Нет. Пока только участвовали в сборниках. «Панк-революция № 13» (2001) и «С грязных берегов Уводи» (2007). Первый продавался во многих магазинах, второй выпущен в городе Иваново, где тоже есть гранж-команды, и распространялся ограниченным тиражом по разным городам России. Уводь – это такая река. Получается двойной смысл в зависимости от ударения. Название альбома сделано по аналогии с нирвановским альбомом концертных записей “From the Muddy Banks of the Wishkah” («С грязных берегов реки Уишки»). У нас до сих пор были только полудомашние демо-записи, но работу в студии мы уже начали.

 

Текст: Анна Леонова 

 

Продолжение беседы с группой SOLЯRIS читайте в понедельник!

5 084
Ошибка в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Ребята молодцы! Ждем продолжения!
Творческих вам успехов, мои хорошие
Дет
Рэп пабедит!
woody woodpecker
They did it for lulz
Гость
Зачем упоминать великую мировую группу в названии этой дешевой статьи NIRVANA вечна, а вы никто
Комментарии гостей публикуются только после подтверждения e-mail адреса
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930