Коллабораторные крысы

655
Пятница, 23 марта 2012, 17:30

Почему некоторые люди до сих пор сотрудничают с властью, хотя вполне можно без этого обойтись?

Ни один человек никогда сам себе не скажет на полном серьезе: «я скотина и свинья подлая». Без положительной личной установки люди просто не могут жить.

Очень интересно понять как люди становятся коллаборационистами. Как они сами себя оправдывают.

Предлагаю точку зрения Ильи Клиньшина, с которой я во-многом согласна:

Изображение

Даже я еще помню в анкетах старого образца вопрос, который в детстве меня почему-то пугал: «Были ли Вы или Ваши родственники на оккупированной территории?» Об этой самой территории нормальному советскому человеку полагалось знать лишь то, что там отважно действовали партизаны, об этом можно было прочитать в рассказах школьной программы — например, у Василя Быкова. Об устройстве тамошней жизни под немцами старались не говорить, да и едва ли ситуация изменилась после 1991 года.

Мы по-прежнему почти не знаем, как работала русская администрация на немецких штыках.

А ведь из местных жителей во многих городах назначали бургомистров, а в деревнях — старост. И обычно люди на эти должности соглашались добровольно. Кто-то, конечно, за выгодой, но про многих, уверен, можно было бы снять пронзительные психологические фильмы. Такая внутренняя драма, такой этический конфликт — стать посредником между фашистами и мирными жителями. Начальство тебя презирает, подчиненные ненавидят. Но ведь если не ты, поставят военного коменданта, и он начнет расстреливать и брать заложников. И никто не ценит, не понимает, какой на спину взвален крест. А потом придут партизаны и убьют, гранату кинут в окно, — за пособничество оккупационному режиму.

В 2004-м году на Московском фестивале победил фильм Дмитрия Месхиева «Свои», в котором Богдан Ступка сыграл старосту-коллаборанта, у которого не было другого способа спасти семью и деревню

Похожим образом думают многие молодые люди, ставшие обслуживающим персоналом российской власти, — судьи, штампующие подложные приговоры, ворующие бюджетные деньги активисты прокремлевских движений, бесконечные пиарщики вокруг администрации Президента, скучные единороссы в одинаковых пиджаках, пишущие статьи по присланному идеологическому «темнику» журналисты и много кто еще.

Совру, если скажу, что никогда не видел людей, искренне любящих высшее руководство страны, но их было так мало, что можно ими действительно пренебречь как статистической погрешностью.

Большая же часть «воров и жуликов»

в лучшем случае терпит вышестоящих

«воров и жуликов».

Все они в душе немного оппозиционеры, особенно молодые. И за чашечкой кофе могут смело сказать, что Навальный, в общем-то, прав, а такой-то министр совсем охренел. Когда прошлым летом я ненадолго, на два месяца всего, оказался по ту сторону баррикад, меня больше всего поразила эта подчеркнутая адекватность. «Чувак, я нормальный. Я такой же, как ты. Я все понимаю», — словно кричал всем своим видом каждый из них.

Но, выпив чашечку кофе, этот собирательный «он» снова шел отправлять армию ботов в бой, штамповать приговоры, писать подложные колонки, пилить бюджеты на молодежную, прости Господи, политику. Убедившись в том, что это происходит так, только так и никак иначе, я навсегда распрощался с этим миром. Но в каком-то смысле не жалею об этом опыте. Критикам власти часто говорят: «Вы только ругаете, а лучше шли сами работать. Меняли бы систему изнутри». Я благодарен Сколково за эти два месяца, хотя бы за то, что я понял, насколько это ложная идея.

Добавляя крупицы золота в бочку дерьма, изменить ничего нельзя.

Военные годы пришли мне на ум в последние дни, когда я просматривал череду судебных приговоров. И вновь судья Боровкова, теперь уже с двойной фамилией. И вновь нашистские боты. И вновь натужный юмор по долгу службы. Зачем они там? Та же Потупчик, приехав из своего Владимира, вполне могла понять, что это за контора, бросить к чертовой матери через год и найти себе любую работу в столице. Может быть, меньше платили бы. Зато спать можно было бы спокойно.

Тут ведь дело не в деньгах, как многие думают. И, хотя власть дороже денег, даже не во власти. А любовании собой, что ли. По факту человек пресмыкается как шестерка и делает мелкие пакости, зато в своем воображении вся Россия только на нем держится; наверху ведь бандиты, а внизу идиоты.

Теория меньшего зла совсем застлала этому гауляйтеру глаза.

Он психически не совсем здоров. Может ли он что-то предложить стране? Нет, конечно, да и не хочет. С резиновым лицом рассказывать о традиционных ценностях он может, но ведь он и сам знает, что нашим так называемым традиционным ценностям, ряженным в майку-алкоголичку, не более как сорок лет отроду.

Выбить остатки брежневской пыли — и ценностей никаких не останется. Уже не осталось.

w-o-s.ru/blog/epic/Kollaboratornye_krysy_Epic_Hero

Гость
Ярким примером является выходец из засратой смоленской коммуналки Гошка. Гаддыш вытащил этого вора, алкоголика и клеветника из сраной жопы.
А где была сама Горькая Правда все ЭТИ годы? Прозрела вдруг и стала — Вершить делами революции культурной.
Гость
Прозрение-это бесознательное, а для понимания правды нужны работа мозга и время
Комментарии гостей публикуются только после подтверждения e-mail адреса