Суббота, 23 августа НОВОСТИ ВИДЕО ФОРУМ БЛОГИ ЧАТ ОБЕЩАНИЯ

КУДА ДЕЛИСЬ ВЛАСОВЦЫ ПОСЛЕ ВОЙНЫ?

просмотров:2640
Вторник, 16 августа 2005, 13:39

 

Ещё лет пять назад этой дорогой, что ведет на городскую свалку, не пользовался никто кроме жэковских «мусорок». Сегодня это оживлённейшая магистраль, уступающая по людности разве что дороге на городское кладбище. С раннего утра группы людей, «запряженных» в детские коляски, тачки-двуколки, отправляются по ней в сторону свалки за продуктами питания, одеждой, стеклотарой. Недавно в длинной веренице возвращающихся оттуда людей я увидел знакомого бомжа - сорокалетнего бывшего рабочего, ярого ельциниста и демократа, страшно обиженного на коммунистов за репрессии. Он остановил меня, сопя, раскрыл подобие полиэтиленового пакета с портретом голозадой женщины, извлёк какой-то лист и сунул его мне чуть ли не в лицо.

 

- Нашёл... вот... на свалке! Тут о власовцах пишут. Надо же, что делали вы, коммуняки, с людьми! - произнес он недобро и с видом победителя в споре пошагал от меня, старого коммуняки, прочь.

 

Я посмотрел ему вслед, и мне было очень горько от слов этого человека. Тридцать лет боролся в рядах красных диссидентов с партхозноменклатурной властью, и вот еще десять лет стою в одном строю с борцами против капитализаторов России. А цель моей борьбы была и есть - защита таких вот, как он, и себя как рабочего от унижения эксплуатацией. Он не хочет понять, что нет моей вины в том, что бюрократии - партхозноменклатуре и западникам, злейшим врагам России и главарям теневой экономики - удалось превратить его, рабочего, в бомжа, то есть в мусор, что во всём этом виноват он сам. Помню, как мой знакомый с воплем «коммунистов под суд!» бегал и подстрекал других голосовать за Ельцина и его Конституцию.

 

Лист, который остался у меня в руке, был отрывком центральной газеты, и в нём - кусочек статьи о власовцах. Корреспондент, перу которого принадлежала статья, верещал: «Куда делись власовцы после войны?» И себе же с категоричностью дурака отвечал: «Все они погибли в сталинских лагерях!».

 

Я, видавший своими глазами многое из того, на что сегодня плюют слюнявые, с высоты своих лет и жизненного опыта говорю с полным правом: «Столь тяжкое обвинение в адрес другого и так безапелляционно может бросить лишь несмышлёныш в коротких штанишках, не видавший жизни. А разрешать в газете такое публиковать может лишь прожжённый негодяй-редактор, выполняющий социальный заказ. СМИ, захваченные демократами, кишат такими вот корреспондентами и редакторами, которые не информируют, а навязывают своё мнение массам, пригвождают к позорному столбу историю страны, потому что, видите ли, не они её делали. Иного от них и ждать нечего, потому что сама эта структура, взявшаяся служить буржуазии, ни что иное, как зловонная сливная яма в жаркую летнюю пору, когда в ней масса буквально колышется от червей.

 

А теперь тем, кто родился поздно и о многом знает лишь понаслышке, кто уподобился моему знакомому бомжу, которому демократы повернули голову на 180 градусов в сторону тридцатых годов, чтобы он не мог видеть, что делается сегодня, с ишачьим упрямством не желающему знать правду, корреспонденту и редактору этой грязной газеты, хочу сказать вот что.

 

В августе 1948 года моя мама завербовалась на угольные шахты Кузбасса, и мы с ней оказались в городе Прокопьевске. Ехало туда нас много, в двух вагонах. В одном вагоне - семейные с детьми и скарбом, в другом - только что демобилизованные фронтовики. От Казани до Прокопьевска мы ехали двадцать суток, и, казалось бы, не до веселья, а вот в их вагоне всю дорогу было весело - это они отряхивались от тяжелого прошлого. Но никто и предположить не мог, что тени прошлого, тени их смертельных врагов, власовцев, снова забежали им наперерез. И им, бывшим врагам, убивавшим друг друга, суждено было встретиться вновь. И не только встретиться, но и жить вместе, работать вместе, делить горе и радость, выручать друг друга из беды, подвергать себя опасности, спасая, быть может, того, кто когда-то в тебя стрелял и лишь по случайности не попал. И даже... породниться.

 

Привезли нас на шахту им. Кагановича и поселили на окраине города, на пятачке из десяти бараков и двух овощехранилищ. Место это называли «зоной». Что такое «зона», всяк, думаю, знает. Но здесь и в помине не было никаких атрибутов мест заключения - заборов с колючей проволокой, вышек с часовыми. Стояли лишь десяток бараков и два овощехранилища. Кругом были четырехквартирные (их теперь называют «коттеджами») домики шахтеров с большими огородами.

 

Отчего же это место назвали «зоной»? Дело было так. После окончания войны всех власовцев, как известно, вернули в Союз. Их было много тысяч - здоровых, полных сил мужчин. Их, только что с оружием в руках воевавших против своей родины, вместе с чужеземными завоевателями разрушавших, сжигавших свои города и сёла, убивавших своих сограждан более изощренно, чем немцы, тоже привезли в Кузбасс для работ на угольных копях, но на год раньше нас.

 

На шахтах, где начали работать мои земляки-волжане, власовцев было, я думаю, более тысячи. До нашего приезда все они жили в бараках, компактно. Строились эти бараки специально к их приезду, и строительный объект условно назвали «зоной». Ведь никто не знал тогда, как будут содержаться предатели. Все предполагали, что зона будет со строгой охраной: сюда везли изменников Родины. Зоны как таковой не получилось, а вот название прилипло к этому месту навсегда.

 

Жили власовцы по тем временам с излишествами, по два-три человека в комнате 12-15 м2. После нашего приезда их уплотнили - один барак отдали нам. Жизнь предателей абсолютно ничем не отличалась от нашей жизни. Работали они, как и все, в зависимости от состояния своего здоровья, кто под землёй, кто на поверхности.. Продуктовые карточки у нас были одинаковые, зарплата - по труду, нормы выработки и расценки были едиными для всех работающих. Власовцы свободно передвигались по городу, при желании могли съездить в соседний город, сходить в тайгу или за город отдохнуть. Единственное, что их отличало о других (и то лишь сначала), - они были обязаны в неделю раз, потом - в месяц раз отмечаться в комендатуре. Через некоторое время и это отменили.

 

Власовцы могли обзаводиться семьями. Холостякам разрешалось вступать в брак, ( значит, они были полноправными, свободными жителями страны), а женившимся до войны - вызывать к себе семьи. Помню, как в наших бараках стало тесно и во дворах зазвенели детские голоса с говором ставропольских, краснодарских, донских жителей. Да и не только их.

 

Трудно жилось всем. Но все дети учились. Власти открыли в околотке ещё одну школу дополнительно. Я тоже учился в этой школе и свидетельствую, что дискриминация по отношению к кому бы то ни было начисто отсутствовала. Не было такого, чтобы кто-то из детей дразнил другого происхождением, материальным достатком или же прошлым родителей. Я никогда не слышал, чтобы взрослые кричали друг на друга: «Власовец! Бандеровец! Кулак! Немец!» (Немцев привезли в Прокопьевск ещё во время войны, бандеровцев - в 1947 году, а кулаков аж в 30-х годах).

 

За пять лет совместной жизни с власовцами (мама вышла замуж за одного из них) я не знал случая дискриминации по отношению к ним со стороны властей и героев войны. На одной шахте, на одном участке, в одном забое работали рука об руку, плечом к плечу и друзья, и непримиримые когда-то враги.

 

Гибли ли власовцы? Да, гибли. Гора есть гора. Она не разбирает - кто герой, а кто мерзавец. Гибли и те, и другие. Если уж говорить начистоту, тот героев гибло больше. Ведь они лезли в самую пасть смерти, стремясь выполнить и перевыполнить план, перекрыть нормы выработки, тогда как власовцы осторожничали, не рисковали, от опасных работ отлынивали. Хотя на Доске Почета иногда красовались и портреты власовцев.

 

Было ли насилие? Было. Детей заставляли учиться, взрослых - работать, требуя при этом добросовестной работы. Наказывали за проявление иждивенчества (почему одни должны жить за счет других?) и поощряли отличный труд (поощрение - тоже насилие, так как заставляет человека подтягиваться до уровня лучших). Такое насилие для нынешних трудящихся - голубая мечта.

 

...В бараках стало тесно. Наплыв семей власовцев усугубил проблему жилья. Стране было не до того, до начала массового строительства было ещё далеко. Как же решалась проблема? Самым смешным образом. Наши бараки стояли на окраине города, дальше было голое поле. Это поле за два года полностью застроилось домиками. Образовалось несколько улиц, и «зона» превратилась в большой рабочий посёлок. Строительные материалы нигде не продавались, а домики всё росли и росли.

 

За этим стояло разграбление лесных складов шахт. По ночам склады кишели расхитителями. Тащили всё, что можно было унести одному и вдвоём на плечах. Днём рудничные стояки превращались в столбы, плахи - в стены домиков. И не один представитель правоохранительных органов не поинтересовался этим явлением. Можно было в любое время подойти к застройщику и спросить «откуда дровишки?». Но никто не подходил. Если в описываемое мною время не было ещё известно подпадёт ли тот или иной власовец под статью «Измена Родине», то под статью «Расхищение госсобственности» мог попасть любой из них. Думаю, что карательные органы умышленно закрывали глаза на эти нарушения закона. Сегодня, анализируя такого рода «упущения» органов правопорядка, можно сказать, что власовцы тогда были под крылом отца нынешних либеральных демократов

Л. Берии. Так что каждый старательный власовец жил в своём доме вместе со своей семьёй, да к тому же имел ещё огород и скотину. Это уже по тем временам - признак сытой и спокойной жизни.

 

Когда я разговариваю с людьми, у которых от демпропаганды полностью помутился разум, они с ужасом шарахаются от меня, не веря собственным ушам. Был случай, когда один такой зомбированный в полоумном состоянии кричал мне: «Не ври! Если уж Сталин за одну антисоветскую фразу мог человека засудить, засадить, а то и расстрелять, то как он мог простить людей, поднявших оружие против своего народа, и устроить им такую жизнь? Не ври! Не верю! Не хочу верить!»

 

Не верите потому, что не хотите верить. Кто может заставить вас поверить?

 

Да, действительно, Сталин обладал в стране абсолютной властью. Но он был государственным деятелем своего времени. Расправлялся с врагами так же жёстко, как и все правители того времени. Только методы разные были. И есть. В США, например, после расстрела из пулемётов уличного выступления трудящихся (помните, откуда пошёл Первомай?) отказались от таких методов и перешли к другим, более бесчеловечным и коварным. Там политические и уголовные статьи совмещены в одну. То же самое сделано теперь и у нас. Политического деятеля, если он уж очень досаждает властям, ловят где-нибудь в парке, обвиняют в изнасиловании дерева или попугая, и человек навсегда исчезает из общества.

 

Сталин знал, что руского на такой мякине не проведешь, и действовал по-своему: честно и открыто.

 

Почему в те годы он не приказал заключить власовцев в зоны? Потому что к тому времени это были не осужденные, а всего лишь обвиняемые. Чтобы загнать предателей в зоны, надо было сначала выявить вину каждого их них и осудить персонально. Так и было сделано впоследствии. Но для этого потребовалось очень много времени. Попробуй узнай кто, где из них воевал, что делал и какой тяжести преступление совершил. Огульного обвинения не было. Скорее было наоборот - огульно оправдывали. А то, что они работали в шахтах, - что за беда? Почему кто-то должен был освобождать Родину от фашистов и власовской скверны, а потом ещё и восстанавливать ими разрушенное? Не справедливо ли будет, если восстанавливать будут те, кто разрушал?

 

Но и тут Сталин не злоупотреблял властью, пусть и во имя справедливости. А ведь мог под самым благовидным предлогом этих здоровых мужчин удержать на важном участке промышленности и подольше. Нужда в горнорабочих в те годы была сумасшедшей. Шли даже на то, что молодых крестьянских парней массами вывозили из деревень и, наскоро обучив в ФЗО, спускали в шахты.

 

А что делал Сталин? Как только следствие обнаруживало «невиновность» власовца, ему тут же предлагали выехать из Прокопьевска домой, предварительно выдав ему на руки чистый паспорт. Слово «невинность» я поставил в кавычки совершенно оправданно. Однажды я участвовал в пирушке, затеянной власовцами по случаю получения ими чистых паспортов. Изрядно захмелев, некоторые из них горячились: «Если заварится такая каша ещё раз, мы поступим так же!» Так что мне думается, что чистые паспорта власовцам выдавали порой зря. Паспорт назывался «чистым» потому, что в нём не значилось участие человека в войне против Советского Союза. Эти чистые паспорта создали позже иллюзию гибели власовцев в сталинских лагерях. Получив такой паспорт, власовец очищался от своего тёмного прошлого. Теперь никто не мог указать на него как на предателя Родины. Таким вот образом в те годы «погибли» в сталинских лагерях почти все власовцы. Почти...

 

Однако органы всё же выявляли тех, у кого руки были в крови до локтей, а ноги - до колен. Сколько же рассказов я наслушался о зверствах власовцев на оккупированных территориях! По пьянке сами власовцы рассказывали об этом. Однако из тех, кто жил на нашем пятачке в девяти бараках, арестовали и отдали под суд только пятерых. Это из тысячи человек! По рассказам тех, кто знал изуверов, то были головорезы, каких не видывал белый свет. Но смертной казни тогда не было, и все они получили по 25 лет лишения свободы. И мой отчим «загремел» на столько же. Увезли его в Воркуту. Там его поместили в зону с высоким забором и вышками. Однако через пять лет мама получила от него письмо с приглашением приехать к нему на жительство. Оказывается, его расконвоировали, дали квартиру в двухквартирном доме, определили на работу в шахту. В этой квартире мне «посчастливилось» пожить некоторое время. К этому моменту я был уже женат и, как и все шахтеры Прокопьевска, остро нуждался в жилье.

 

Ещё удивительней было, когда зэки- власовцы стали покупать легковые автомобили! Воркутинцы с разинутыми от удивления ртами наблюдали, как они лихо раскатывали по улицам города на личных авто.

 

Но «погибли» и они, а вместе с ними и мой отчим. «Отсидев», а на деле преспокойно прожив в Воркуте 15 лет, получив чистый паспорт, он выехал оттуда.

 

Все зэки, отсидев даже короткий срок, выходят на свободу со штампом в паспорте, который портит им всю дальнейшую жизнь. А власовцы вышли из мест заключения без такого штампа в паспорте! Чистенькие! Растворились в массе народа как ни в чём не бывало.

 

Несколько лет назад я видел отчима. Он преспокойно живет в Доме престарелых под Казанью. Показал мне на флаг над зданием администрации города и удовлетворенно сказал: «Наконец-то пришла наша власть!».

 

Вот что я знаю о власовцах, что пережил лично. Повременили бы вы, капитализаторы, лгать так нагло и открыто, ведь ещё не все свидетели ушли из жизни!

 

Ю.Ф. СОРОКИН

Комментарии автора
Лыч, в "Недельке" был материал в июле (№108), там Журба говорил, что в "Малыш" вложат 29 миллионов долларов. Даже если рублей, то какой инвестор, йопти, будет в такое болото такие деньги вкладывать? Ясное дело - из бюджета большую часть оприходуют себе в карман.
20 миллионов долларов - это у нас официальный бюджет, остальное благополучно разворовывается чиновниками всех мастей.
А коммунистическая идеология в том виде, в котором она была, и не вернется никогда, потому что интернационализма там слишком много было и недооценки личности.
Но все лучшее, что было ТАМ, вернется обязательно, верь.
ЗЫ. Касаясь вопросов идеализации. Недавно от одной тетки на улице услышал: "Ой, как наш город расцвел, столько клумб!" Я ей: "А состояние вашего подъезда какое? А уровень квартплаты?" Она: "А мне все равно, какая у меня квартплата и какой подъезд".
Ей главное, что Гладыш ей под окнами клумб налепил и фонтаны сделал, отмыв несколько миллионов долларов. Таким важно, чтобы в "Малыше" пару новых каруселек установили за 20 лимонов баксов, о чем уже писали. Обывательское быдло. Так что идеализаторов настоящего тоже хватает.
Нет, Саша, это ты сбрендил, похоже - лет до 35 быть убежденным коммунистом, а потом резко повернуть вправо и крыть их на чем свет стоит.
А паспорта крестьянам не выдавали до тех пор,пока города не были готовы к массовой миграции населения.
Автор, если ты заметил, коммунистов не идеализирует, просто пишет то, что было, не утверждая, что всем власовцам так жилось. Между прочим, "проклятая советская власть" и с немецкими пленными обращалась достойно, содержала их не хуже, чем соотечественников в лагерях. Еще раз говорю: все репрессии преувеличены многократно.
Знаешь, почему многие попяры головы сложили? Потому что оторвались от народа - грешили, деньгу себе гнали большую. Поделом.
Новые комментарии
robenzoon
По моему, ерунда полнейшая!
Гость
К вопросу о подъездах. Живу в Питере, на Авиаконструкторов. У нас в подъездах чистота и цветы растут комнатные (мы, жильцы, и занимаемся ими), в подъезде ньюсвик бесплатный последний месяц лежит. Дом не сильно крутой, но, конечно, не везде так. Но в Приморском р-не клумбами и цветами в подъездах не удивить, факт.

Статья интересная, кажется, правда. Кто бы думал… Приятная ли, выгодная ли кому-то — вопрос другой уже, за статью спасибо.
Lych

Р-7:
Лирика господин Лычагин, сплошная лирика

Лирика? Да вам ответить просто нечего. Кроме подобных перлов:
Р-7:
Враньё! В репрессиях как выясняется погибло 800тыс. человек

Людоедство прямо какое-то... У людей, забывших, что с ними было вчера, никакого завтра может просто не быть.
Самые активные: Lych (7), Matthaus (3)
Комментариев от гостей: 7, удаленных и неподтвержденных: 0
Имя регистрация
e-mail
Комментарий будет сохранен, но не будет доступен для просмотра и изменения до его подтверждения по почте. После добавления комментария на ваш почтовый адрес будет выслана ссылка для подтверждения комментария. Комментарий можно подтвердить в течение 2 часов.
  • размещение комментария означает Ваше согласие с правилами общения
  • сообщения, содержащие рекламу (бренда, товаров, услуг, сайтов и тд) удаляются
  • html-теги вырезаются, но можно использовать метатеги
  • редактировать/удалять комментарий можно в течение 15 минут