БЕЗ ОТЦА

142
Четверг, 12 июля 2018, 23:43

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ

БЕЗ ОТЦА

Алексей Анатольевич Карелин

65+

Когда от голода не мука,

А боль за тысячи сердец,

И жизнь распластана, как сука,

И сам ты стал давно отец,

Когда шальные расстоянья

Умом устал воспринимать,

Когда надеешься ты в тайне,

Есть у тебя отец и мать,

Когда, мечтая о престиже,

Не смог ударить в грязь лицом,

Когда ты счастлив, а поди же,

Так не хватает встреч с отцом,

Когда пример долготерпенья

Тебе скрипучая кровать,

Когда разврата испаренья

Не замечает даже мать,

Когда рукой нетерпеливой

Ты ищешь нежности в ином,

Когда ты стал плакучей ивой,

И боль залить спешишь вином,

Когда приходит час спасенья,

И ты ему безумно рад,

Когда ты слышишь песнопенья,

Но ты зашёл не в райский сад,

А в сумрак. В лес, где нет возврата,

И жизнь земная пополам,

И за беспамятство — вот плата,

Живой — ты стал как мёртвый хлам.

И мертвецы тебя призвали.

И звери окружили нерв

Порока ли, и ты средь зла ли?

Средь сумрачных дремучих древ

Бредёшь, шатаясь, без усилий,

Ты рад увидеть Рай и Ад.

Тебя ведёт твой друг Вергилий,

О! Вот награда из наград,

Когда, приняв души обличье,

Она шептала за меня,

Возлюбленная Беатриче,

Вслед за собой любовь маня.

Веди же, мудрый мой наставник,

Мой вдохновенный проводник,

С тобой и так я вечный странник,

Смотри, я не забыл дневник.

Всё запишу в своей тетради,

Она не сможет помешать.

И лишь прошу я, Бога ради,

Дай сил простить отца и мать.

И нет того желанья слаще,

Готов к нему сквозь Ад пройти,

«Оставь надежду, всяк входящий»

Но нет другого мне пути.

Вошли. И только боль и стоны

Амёбных душ тут слизняки,

Не люди, а людские клоны

Прижизненные сорняки.

И без добра и зла влачили,

Не совершали ничего.

О, жалкие созданья, в иле

Но нет ли среди них его?

Того, кто дал мне жизни семя,

И кинул в реку Ахерон,

Но он не тут. Ещё не время,

И в лодке лишь орёт Харон.

«Но ты же не мертвец!» Я знаю,

Но повнимательней вглядись -

Во мне лишь трупный яд и ввысь

Я не лечу. В грехах до дна я…

И вкруг меня не песнопенья,

Над головой моей не нимб,

И чувств сожжённых стал лишь тень я,

Круг первый Ада — вот он, Лимб.

Где скорбь заполнена по кругу,

Поэты, вот вы, где, друзья!

Пожал бы каждому вам руку,

Но прокляты вы — вам нельзя.

И на крылах такие гири,

А без полёта мир так сер,

И опечален тем Вергилий,

И Адом холоден Гомер.

Степенной поступью ступая,

До спуска, где круг лёг второй,

Кромешной адовой дырой

Оборвана тропа. Я

Там вновь подвергся испытанью,

Где демон Минос встал пред мной,

Душа звенящею струной

Его разящей стала тайной.

Определяет он века

Кого куда, в какие круги,

Его печальные услуги

Страшны. К нему издалека

Из времени и расстоянья

Все сладострастники летят,

Не жаждущие покаянья,

Забыв, что перед ними ад.

И Клеопатра и Елена,

Франческа и любовник с ней…

Но в Миносе вдруг перемена -

Пред ним Карелин Алексей.

«Тебе что нужно, сердце в плоти?

К чему побеспокоил нас?

Века на этой я работе.

Как видишь, жив и не угас.»

«Ответь мне, Демон, дух разящий,

Ты стольких душ познал сердца,

Не был ли среди них пропащий?

Надеюсь я найти отца.»

«В круг третий ты иди. А я же

Тебя могу лишь пропустить.

Родителя твоя пропажа

Мне не понятна. Рвётся нить

С рождением и пуповину

Дано не каждому хранить.

Отец всегда стремится к сыну,

Но чтобы так меня молить?

Мой мальчик! все мы одиноки.

И сластолюбцы, и попы.

Родителей мерзки пороки,

Но не сбивайся ты с тропы.

Иди с Вергилием. Там Цербер

Свирепствует, ужасный пёс.

Задай ему ты свой вопрос.

Ему плевать, был в жизни сер, бел,

Любителей пожрать он стражник.»

И вот тяжёлый ливень пал.

Зверь в исступленьи входит в раж. Сник,

Когда увидел мой накал.

В грязи валялись там обжоры,

Свиные рыла без лица,

Покинули то место скоро.

Средь них я не нашёл отца.

И вот четвёртый круг, где Демон

Тюремщик мотов и скупцов.

О, сколько чьих-то там отцов.

Так мой отец средь них? Нет? Где он?

Его там нет. И Плутос прочь,

Найти отца как в образине?

Кто сможет сыну в том помочь?

К Стигийской подошли низине,

Спустились в пятый круг. Там в муках

Ленивые и в гневе кто.

Всех перебрали, всё не то,

Так у кого он на поруках?

Как тяжко сердцу — в клетке птице.

Вперёд, Вергилий, верный гид,

И вот вошли мы в город Дит,

Везде там в пламени гробницы.

Седьмой круг сжался меж горами,

Хранит в него вход Минотавр,

После разгула и литавр

Кипят в крови между ворами

Земные лютые тираны.

Но нет отца и среди них.

Его не видят мои раны.

И снова мне удар под дых.

Отец поймёт всё то едва ли,

Кому же в этом мире верь?

Пред нами круг восьмой в провале

Туда нас спустит адский зверь

Хвостатый, пёстрый. Лишь призвали -

Из бездны лезет Герион.

Отец, ты там? И мать — вдова ли?

Уже не знаю, там ли он?

Все десять рвов восьмого круга

Прошёл, оплакивая боль,

Хотел в отце я видеть друга,

Я без отца казался ноль.

Но нет и тут его. О Боже,

Куда ты спрятал от меня

Того, чьим цвета вышел кожей,

Кто пожалел мне дать огня.

 

Как иудейский тот священник,

Что настоял казнить Христа.

Теперь и он у Ада пленник,

С ним лицемеры неспроста.

Но ты, отец, не лёг под ноги,

И давит не тебя свинец.

Первосвященник лгал о Боге,

А мне за что ты лгал, отец?!

Пройдя такие расстоянья,

Я понял, нет тебя в Аду.

Там, где расплата и стенанья,

Там, где к тебе всю жизнь иду,

Там, где от голода не мука,

А боль за тысячи сердец,

И жизнь распластана, как сука,

И сам я стал давно отец.

8 октября 2012

 

© Copyright: Алексей Анатольевич Карелин, 2015

Свидетельство о публикации №115122906704

ВНЕШНИЕ ССЫЛКИ

Очень!
fang: Очень!
О чем? Кратко, в двух словах
fara: О чем? Кратко, в двух словах
ru.wikipedia.org/wiki/Божественная_комедия
fang: Очень!
«Настырный Дядя Валя через справочное бюро узнавал очередное новое место жительство моего отца, (так как тот менял свои адреса как перчатки) и каждый раз под лозунгом: «Не ждали», без приглашения отвозил меня к отцу.
Дядя, дядя…. Зачем он это делал? Я до сих пор не понимаю, мама! Как и твои наставления увидеть Карелина и хоть что-нибудь из него вытрясти! Отец меня не любил. Я чувствовал это даже в его взгляде. Ложь и Недоверие, вот то, что навсегда оттолкнуло меня от родителя. Наши общения с ним сводились к банальным формальностям, и мне было ужасно стыдно и за себя, и за тебя, и за отца, и за то, что этот маленький, похожий на свежевыкопанный картофель коренастый мужчина приходится мне отцом.
Отец платил мне той же монетой, очевидно испытывая ко мне те же противоречивые чувства.
От этой гадливости я не мог избавиться, даже, когда наши встречи заканчивались, и дядя забирал меня обратно в иную жизнь, жизнь без отца.
В армии, где мне столько передумалось, я многое переосмыслил. Там, мне отчего-то так подчас хотелось увидеть отца, что пару раз я даже начинал писать ему письма и каждый раз рвал. Кстати, об одной истории случившейся со мной в танковом полку, я так и не рассказал тебе всей правды. Так вот, мама, подходит как-то ко мне курсант и спрашивает: «Товарищ сержант, а Анатолий Леонтьевич Карелин Вам не родственник?» Выяснилось, что этот мальчишка был сыном любовницы моего доморощенного Дон Жуана! И тот, кто меня зачал, провожал его, а не меня, в армию. Несмотря ни на что я искренне обрадовался невероятному совпадению и попросил передать ближайшим письмом от меня привет. Ждать пришлось недолго. Сто дней. Лишь в канун Нового Года ко мне пришла от него весточка: «Поздравляю с Новым Годом! Папа!»
Телеграмму эту мне как раз вручили перед вечерней поверкой.
Встал я с этим новогодним поздравлением перед своим взводом, и смех и грех. Меня спрашивают, мол, что с вами товарищ сержант, а я в ответ: «Да вот, телеграмму получил, которую ждал всю свою жизнь!»
В тот же вечер, мама, я сел и всё отцу написал, и про то, как я один с бабушкой жил; и про то, как я смутно помню его; о том, как он скудно помогал нам… короче про все мои мысли о том, что он для меня сделал и вернее о том, что так и не сделал!
А знаешь, о чём, я сейчас подумал, мама? Отчего, несмотря на редкость наших встреч, всех жён отца я знал в лицо. Отчего-то каждый раз отец считал необходимым знакомить меня с очередной своей пассией.
Теперь, спустя столько лет, когда я и сам давно уже пережил его тогдашний возраст я понимаю, отчего он всё-таки это делал, мама! Расчет был до банальности прост. Если ему в очередной раз всё-таки навязывали родительскую встречу с ребёнком, рождённым от предавшей его женщины, то пусть этот мальчишка сначала посмотрит, а потом и передаст с кем он сейчас живёт, и чтобы ты знала, мама, что всё у твоего бывшего мужа замечательно и он счастлив. Хотя на поверку даже мне, ребёнку, виделось совсем иное. Боль и метания человека закрывшего себя в позолоченную клетку с очередным призраком его мечты. После того, как отец получил от тебя развод по почте (была такая порочная практика в Советском Союзе) Отец взял да, а залихватски женился. Они пришли ко мне как-то летним днём. Я помню, что балкон был открыт. Со двора доносились крики детворы и звуки проезжающих машин.
Бабушка впустила пришедших, но ушла на кухню, оставив меня наедине с родителем и его спутницей.
— Здравствуй, Лёша, а я тебе солдатиков купил, — чувствовалось, что отец волнуется.
Солдатикам я очень обрадовался, еще бы целыми днями я только и делал, что выстраивал колонны моих легионеров.
Наступила мучительная пауза.
Около меня на двух скрипучих стульях сидели двое. Отец, внимательно наблюдавший за моей игрой и очень похожая, до степени смешения на тебя блондинка. Она сидела, отвернувшись, нога на ногу, и я глаз не мог оторвать от ярких рыжих туфлей на огромной пробковой платформе.
Наконец отец глубоко вздохнул и спросил, хочу ли я прогуляться с ними на аттракционы. Детский парк нам с бабушкой был не по карману, я очень хотел пойти с отцом, но, отчего-то ответил, что никуда не пойду.
Уговаривать меня не стали.
Я хорошо запомнил, как, оступившись, пробковая платформа разрушила мой строй. Солдатики разлетелись по всей комнате. Отец, было, принялся помогать мне, но я сам смешал всё, что еще случайно уцелело.
Через пять лет, мы встретились снова.
Жена отца отвратительно располнела, и уже ничто, даже отдалённо не могло напомнить мне в ней мою маму.
Вообще, сейчас, спустя столько лет, я понял одно. Мой отец любил всю жизнь только одну тебя, мама. Гнал и всячески давил это чувство. Причём, эта его раздавленная, но так и не умервшлённая любовь принимала самые извращённые формы поиском женщин так похожих на твою оболочку. Но подделка и есть подделка и разве стоит говорить о том, что когда мужчина ищет в женщине иные, не свойственные её натуре качества, то невольно обрекает совместный союз с ней на саморазрушение, так как рано или поздно эта самая женщина становится собой. Рано или поздно ненатуральная блондинка перестаёт краситься и превращается в естественную брюнетку, возвращаясь на круги своя, своей сущности. Далее она начинает забывать о диетах, потому что на неё просто-напросто перестает обращать внимание муж, а она за это перестаёт обращать внимание на то, во что и как она одета, и это самое малое того, как начинается оно — саморазрушение семьи. Да мало ли еще чего может случиться из-за первоначальной фальши? Что накапливается, накапливается и, в конечном счете, заставляет бросить этого самого мужа её — женщину изначально пошедшую на жертвы и ради создания семьи обманувшую его, её будущего спутника жизни, а, в конечном счете, себя. И вот, спустя всего каких-то пять лет её, теперь уже бывший муж пускается во все тяжкие уже для новых поисков очередного клона той женщины, которая уже существует, но с которой у него нет, и никогда не будет согласия.
Вообще боль, особенно физическая, если не загоняет в состояние затравленного животного и у тебя есть душевные силы противостоять ей единственный оружием, доступным тебе — твоими мыслями с надеждами на лучшее, которые рождаются после перемалывания всего того что было, чтобы оно, это прошлое, уже никогда не повторилось в твоей судьбе. И вот ты лежишь, окровавленный, как тогда в отрочестве, на жёстком диване в чужом доме на правах сиротливого гостья и свято веришь, что когда-нибудь ты сможешь выбраться из всего этого дерьма, которое заварили твои родители. Зачавшие и родившие тебя то ли по залёту, то ли по собственной глупости, то ли решив поиграть во взрослость, а затем наигравшись поставили тебя в уголок, да и забыли там как ненужный придаток аппендикса их совести.»
Выдержка из повести «Без матери. Исповедь сына».
На любителя, каждый сам оценит для себя. Но, автор, к чему свой портрэт прикреплять? Не в меру, чесслово. Что за самолюбование?
biunit: На любителя, каждый сам оценит для себя. Но, автор, к чему свой портрэт прикреплять? Не в меру, чесслово. Что за самолюбование?

Похоже, это чужая слава Вам покоя не даёт. А если Вас беспокоит чьё-то изображение, то это вопрос ну уж никак не к портрету
garpunkuls: Похоже, это чужая слава Вам покоя не даёт. А если Вас беспокоит чьё-то изображение, то это вопрос ну уж никак не к портрету
Ну полноте, сударь, о какой славе идёт речь? О полутысяче ваших постов тут, на местечковом портале, с вашей писаниной, которая может нравиться, может не нравиться.
На любителя. Фангу вон нравится, а по мне, преимущественно, вторично и местами графоманство. Ничего личного. Да и в книжном магазине полки вашими книжками не забиты, не так ли?
Но зачем взрослый мужчина красуется своими фотографиями, к месту и не к месту, понять не могу. Чему тут можно завидовать, скажите на милость.


biunit: Ну полноте, сударь, о какой славе идёт речь? О полутысяче ваших постов тут, на местечковом портале, с вашей писаниной, которая может нравиться, может не нравиться.
На любителя. Фангу вон нравится, а по мне, преимущественно, вторично и местами графоманство. Ничего личного. Да и в книжном магазине полки вашими книжками не забиты, не так ли?
Но зачем взрослый мужчина красуется своими фотографиями, к месту и не к месту, понять не могу. Чему тут можно завидовать, скажите на милость.
Ну тогда и я Вам, уважаемая, отвечу. Ничего личного, разумеется. К чему Вам обсуждать (да ещё и на местечковом сайте) мои - среднего (по-Вашему) автора, успехи или неуспехи, а также внешность и количество личных фотографий? Заняться Вам что ли, больше нечем? Видимо, нечем. Формулировками типа "чему тут можно завидовать" обычно жонглируют манипуляторы - пустопорожние провокаторы, у которых и своей-то жизни толком нет - как в той песне: "ваша жизнь словно зал ожидания, где не живут, только ждут, только ждут, только ждут". Вот и сейчас - ждёте, что я начну Вам отвечать на Ваши провокации. Да не начну. Чего-то не понимаете - обучайтесь, растите, совершенствуйтесь, узнавайте новое - может, тогда перестанете задавать тупые вопросы. Только Вы не станете обучаться. Потому что цель Ваших вопросов не знание, а выплеск "мнения". Только оно не нужно, Ваше мнение, потому что оно серое и никому не интересно. Только посредственность может рассуждать подобными величинами - "ах, зачем тут так много его фотографий" да "чему это тут завидовать" и прочее. "Я бежала за Вами восемь суток, чтобы сказать Вам, что Вы мне глубоко безразличны". Развивайтесь, может, узнаете что-то новое о жизни и перестанете писать глупости, демонстрирующие Вашу беспросветную тоску и тупость.
garpunkuls: Развивайтесь, может, узнаете что-то новое о жизни и перестанете писать глупости, демонстрирующие Вашу беспросветную тоску и тупость.

Да, Биюнит, это Вам не Алёнку поучать.
Тут у чувака у самого всё зашибись.
garpunkuls: Ну тогда и я Вам, уважаемая, отвечу. Ничего личного, разумеется. К чему Вам обсуждать (да ещё и на местечковом сайте) мои — среднего (по-Вашему) автора, успехи или неуспехи, а также внешность и количество личных фотографий? Заняться Вам что ли, больше нечем? Видимо, нечем. Формулировками типа «чему тут можно завидовать» обычно жонглируют манипуляторы — пустопорожние провокаторы, у которых и своей-то жизни толком нет — как в той песне: «ваша жизнь словно зал ожидания, где не живут, только ждут, только ждут, только ждут». Вот и сейчас — ждёте, что я начну Вам отвечать на Ваши провокации. Да не начну. Чего-то не понимаете — обучайтесь, растите, совершенствуйтесь, узнавайте новое — может, тогда перестанете задавать тупые вопросы. Только Вы не станете обучаться. Потому что цель Ваших вопросов не знание, а выплеск «мнения». Только оно не нужно, Ваше мнение, потому что оно серое и н

Вежливость — не ваш конёк.
Ваша ожесточенность на мнение рядового обывателя свидетельствует о вашем болезненном восприятии чужого мнения. Ну если оно, моё мнение, глупое, тупое, беспросветное, к чему столько много слов? Удел великих — проходить мимо. Удел графоманов-нарциссов — жадно алкать восхищения.

Но, однако же, где толпы ваших поклонников здешних?
В каком магазине купить вашу книжку новую?
lenivets: 
Да, Биюнит, это Вам не Алёнку поучать.
Тут у чувака у самого всё зашибись.
Да я вижу
Цитата: Свиные рыла без лица,

Покинули то место скоро.

Средь них я не нашёл отца.
я так, я ничего что прочитала?
biunit: Вежливость — не ваш конёк.
а чего, резвый парниша…
zaika: я так, я ничего что прочитала?

а чего, резвый парниша…
Эти песоонажи, голубушка, придумал в своей «Божеественной комедии» (итал. La Commedia, позже La Divina Commedia) — Данте Алигьери

Перед входом — жалкие души, не творившие при жизни ни добра, ни зла, в том числе «ангелов дурная стая», которые были и не с дьяволом, и не с Богом.

1-й круг (Лимб). Некрещёные младенцы [10] и добродетельные нехристиане.
2-й круг. Сладострастники (блудники и прелюбодеи).
3-й круг. Чревоугодники, обжоры.
4-й круг. Скупцы и расточители (любовь к чрезмерным тратам).
5-й круг (Стигийское болото). Гневные и ленивые.
6-й круг (город Дит). Еретики и лжеучители.
7-й круг.
1-й пояс. Насильники над ближним и над его достоянием (тираны и разбойники).
2-й пояс. Насильники над собой (самоубийцы) и над своим достоянием (игроки и моты, то есть бессмысленные истребители своего имущества).
3-й пояс. Насильники над божеством (богохульники), против естества (содомиты) и искусства (лихоимство).
8-й круг. Обманувшие недоверившихся. Состоит из десяти рвов (Злопазухи, или Злые Щели), которые отделены друг от друга валами (перекатами). По направлению к центру область Злых Щелей поката, так что каждый следующий ров и каждый следующий вал расположены несколько ниже предыдущих, и внешний, вогнутый откос каждого рва выше внутреннего, выгнутого откоса (Ад, Песнь XXIV, строки 37-40).
garpunkuls: (читала La Commedia, позже La Divina Commedia) — Данте Алигьери
чот у меня с итальянским плохо… через два-три слова…

Новый комментарий добавить нельзя, тема закрыта