Суббота, 19 апреля НОВОСТИ ВИДЕО ФОРУМ БЛОГИ ЧАТ ОБЕЩАНИЯ

Васильевское, деревня

Васильевское, одно из живописнейших сел Подмосковья, расположилось по обеим сторонам Москвы-реки. В XX в. административная граница между двумя районами области прошла по реке. Само село осталось в Рузском районе, а его правобережная часть отошла к Одинцовскому району и стала именоваться поселком санатория имени Герцена.

Наши первые сведения о Васильевском относятся лишь к началу XVII в. О предшествующей истории села известно только, что в XVI в. оно входило в состав дворцовых владений, а в начале XVII в. было отдано в раздачу. По описанию 1624 г. оно находилось в вотчине "за атаманы за Нагаем Ивановым сыном Тобылцовым, Иваном Желесковым, Викулой Завьяловым, Иваном Костровым" по жалованным грамотам 1619 и 1620-х годов. Часть села с 1626 г. принадлежала московскому Новоспасскому Крутицкому монастырю: "...жребий села Васильевского на Москве-реке, что было наперед сего в вотчине за атаманом Федором Семеновым сыном Кочетом". В это время в Васильевском насчитывалось 4 двора вотчинников и 14 крестьянских и бобыльских дворов, в которых жило 19 человек. Из "тянувших" к селу деревень ныне сохранилась только Агафоновская (теперь Агафоново), где тогда значилось три крестьянских двора.

В 1673 г. власти Новоспасского монастыря обменяли свою часть села боярину Артамону Сергеевичу Матвееву, в руках которого оказываются и другие части Васильевского. Сын дьяка, Артамон Матвеев, родился в 1625 г., служил на Украине, участвовал в войнах с поляками и осаде Риги в 1657 г. Вскоре происходит сближение Матвеева с царем Алексеем Михайловичем, привязавшимся к своему "Сергеичу" и оказывавшим ему полное доверие. В частности, именно у Матвеева государь познакомился с его воспитанницей Натальей Кирилловной Нарышкиной, ставшей его второй женой и матерью Петра I. В скромном звании думного дворянина Артамон Сергеевич управлял такими важнейшими приказами, как Малороссийский и Посольский. В 1672 г. по случаю рождения Петра I Матвеев получил чин окольничего, а в конце 1674 г. стал боярином. Но смерть царя Алексея в 1676 г. повлекла за собой падение Матвеева: к власти пришли родственники первой жены государя Милославские, поспешившие удалить опасного конкурента в далекую ссылку. В 1677 г. после опалы Матвеева все его владения были отписаны в Приказ Большого Дворца, а в 1681 г. Васильевское с деревнями, личным указом царя Федора, жалуется в поместье боярину Семену Ивановичу Заборовскому.

Семен Иванович Заборовский с 1649 г. был думным дьяком, в 60-70-е годы XVII в. заведовал Разрядным и Монастырским приказами, а с 1664 г. являлся думным дворянином. Его возвышение относится к концу 1670-х годов и было связано с тем, что его родная племянница Грушецкая стала первой женой царя Федора Алексеевича. В 1677 г. он становится окольничим, а затем и боярином. Но Васильевским владел он очень недолго и в том же 1681 г. скончался. В 1690 г. его вдова Федора Степановна продала село за шесть тысяч рублей думному дьяку Емельяну Игнатьевичу Украинцеву.

Новый владелец Васильевского был очень колоритной личностью, не гнушавшейся ничем, и служил всякому, кто мог предложить ему какую-либо выгоду. Свою карьеру в Посольском приказе он начал в 1665 г. под покровительством А. С. Матвеева. Когда Матвеев подвергся опале, Украинцев сумел сохранить свою должность и даже в 1681 г. получил звание думного дьяка. Во времена царевны Софьи Украинцев смог заручиться доверием ее фаворита князя В. В. Голицына и, уступив ему формальное руководство Посольским приказам, фактически заведовал всеми делами.

После падения Софьи и Голицына Украинцев переметнулся в другой лагерь и оставался главой приказа еще около 10 лет. Как человек своего времени, думный дьяк не забывал о своей выгоде. 26 февраля 1693 г. он получил от царя жалованную грамоту, по которой Васильевское превращалось из поместья в вотчину: "...за его многие к великим государям службы и за крымские два походы, из ево поместья в вотчину на село Васильевское с деревнями и пустошми и со всеми угодьи и со крестьяны, и та вотчина ему, думному дьяку Украинцову и ево детям и внучатам и правнучатам в роды их неподвижно".

По переписи 1705 г. в селе стоял двор вотчинника, скотный двор (3 человека), а всего в вотчине (Васильевское и деревни Агафонова и Мышкина) находилось 57 дворов, и жило 198 крестьян. При Украинцеве в 1705 г. в селе была сооружена сохранившаяся до сих пор церковь. Этот памятник представляет собой типичный образец архитектуры того времени и состоит из "восьмерика на четверике", с элементами барокко. Храм обнесен кирпичной оградой с круглыми башнями по углам, имел колокольню, а в XIX в. к ней пристроили трапезную.

Емельян Игнатьевич Украинцев умер в 1708 г. во время посольства в Венгрию. Петр I, вероятно, догадывался, что на обустройство Васильевского пошли и казенные деньги (четырьмя годами раньше царь самолично бил его в Преображенском "за корыстолюбие"), и Васильевская вотчина не досталась "правнучатам" думного дьяка. 11 ноября 1708 г. царь пожаловал село Гавриилу Ивановичу Головкину и подписал распоряжение оформить владение за ним "как надлежит".

Головкин, как и два предыдущих владельца Васильевского, был руководителем (с 1706 г.) Посольского приказа. В 1709 г. он получает графский титул и должность государственного канцлера, в каковой находился все правление Петра I. Будучи искусным царедворцем, он сумел сохранить влияние и при трех последующих царствованиях и умер в 1734 г., уже при Анне Иоанновне. Все это время Васильевское находилось в его собственности.

Во времена Екатерины II селом владел канцлер граф Никита Панин, возглавивший впоследствии дворянскую оппозицию и лишившийся всех своих владений. При нем в Васильевском было 25 крестьянских изб, а во всем имении 309 крепостных крестьян.

Отечественная война 1812 г. затронула и тихую сельскую благодать Васильевского. В дни, когда край был занят наполеоновской армией, здесь действовали отряды армейских партизан под командованием полковника Чернозубова и майора Пренделя. С вилами, косами, топорами, другим самодельным оружием васильевские крестьяне шли в партизаны. Война замедлила рост села, насчитывавшего спустя три года после изгнания французов 27 изб и 312 крестьян. Эпидемия холеры 1832 г. оставила в селе всего 157 человек.

С конца XVIII в. Васильевское находилось во владении Яковлевых. В 1795 г. им владела Марья Петровна Яковлева. В 1821 г. в результате семейного раздела оно достается Ивану Алексеевичу Яковлеву. С 1788 по 1797 г. И. А. Яковлев служил в гвардии, участвовал в походах. Выйдя в отставку, долгие годы провел за границей. Жизнь завершал, проживая доходы от своих имений. Сын Яковлева - Александр Герцен, стал впоследствии известным русским писателем, философом и революционером. В автобиографических воспоминаниях Герцена "Былое и думы" сохранилось описание Васильевского, некоторых его жителей, деревенской местности. Сюда они ездили почти каждое лето, с 1821 по 1828 г. в старую усадьбу, а с 1828 по 1833 г. в новый двухэтажный рубленный дом с мезонином.

"Для меня деревня была временем воскресения, - писал А. И. Герцен, - я страстно любил деревенскую жизнь. Леса, поля и воля вольная - все это мне было так ново, выросшему в хлопках, за каменными стенами, не смея выйти ни под каким предлогом за ворота без спроса и без сопровождения лакея...

"Едем мы нынешний год в Васильевское или нет?" Вопрос этот сильно занимал меня с весны ... Мало-помалу дело становилось вероятнее, запасы начинали отправляться: сахар, чай, разная крупа, вино - тут снова пауза, и, наконец, приказ старосте, чтоб к такому-то дню прислал столько-то крестьянских лошадей, - итак, едем, едем! ... В нескольких верстах от Вяземы князя Голицына дожидался васильевский староста (Григорий Горский - авт.), верхом, на опушке леса и провожал проселком. В селе, у господского дома, к которому вела длинная липовая аллея, встречал священник, его жена, причетники, дворовые, несколько крестьян и дурак Пронька, который один чувствовал человеческое достоинство, не снимал засаленной шляпы, улыбался, стоя несколько поодаль, и давал стрекача, как только кто-нибудь из городских хотел подойти к нему.

Я мало видал мест изящнее Васильевского... На отлогой стороне - село, церковь и старый господский дом. По другую сторону - гора и небольшая деревенька, там построил мой отец новый дом. Вид из него обнимал верст пятнадцать кругом: озера нив, колеблясь, стлались без конца; разные усадьбы и села с белеющими церквами видны были там-сям; леса разных цветов делали полукруглую раму, и через все - голубая тесьма Москва-реки. ..."

В Васильевском Герцен проводил и университетские каникулы. В 1835 г., когда писатель был в ссылке, его отец продал Васильевское. Однако, даже в Вятке, находясь под надзором полиции, Герцен вновь вспоминает о полюбившейся "подмосковной", благодаря знакомству с сосланным туда же архитектором и художником Александром Витбергом. В 1816 г. тому было поручено разработать проект храма Христа Спасителя в честь победы над Наполеоном. Строительство храма планировалось на Воробьевых горах, а требовавшийся для этого камень должны были привозить из Васильевского. К первопрестольной материал решили доставлять на баржах по Москве-реке, для чего построили плотину, чтобы поднять уровень воды. Во время работ мраморную жилу разрушили, поля вокруг засорили камнями, затруднив земледелие, и Яковлев подал на Витберга в суд. Беда не приходит одна: по пути в Москву баржи затонули. В 1826 г., после длительной и бесплодной борьбы с чиновниками, Витберга оклеветали, судили и сослали в Вятку. Остатки каменоломни Яковлева до сих пор видны близ Васильевского на правом берегу Москвы-реки.

Позднее Герцен вновь побывал в селе своего детства. "В 1843 году, - писал он в "Былом и думах", - мы жили ... в Звенигородском уезде, верст двадцать от Васильевского. Как же было не съездить на старое пепелище. И вот мы опять едем тем же проселком; открывается знакомый бор и гора, покрытая орешником, а тут и брод через реку, этот брод, приводивший меня двадцать лет тому назад в восторг, - вода брызжет, мелкие камни хрустят, кучера кричат, лошади упираются... Ну вот и село, и дом священника, где он сиживал на лавочке в буром подряснике, простодушный, добрый, рыжеватый, вечно в поту, всегда что-нибудь прикусывавший и постоянно одержимый икотой; вот и канцелярия, где земский Василий Епифанов, никогда не бывавший трезвым, писал свои отчеты, скорчившись над бумагой и держа перо у самого конца, круто подогнувши третий палец под него....

Что-то чужое прошло тут в эти десять лет; вместо нашего дома на горе стоял другой, около него был разбит новый сад..."

Вспоминал писатель о Васильевском и позднее, вдали от России: "Помнишь ли ты, - говорил Герцен своей двоюродной сестре Т. П. Пассек, находясь в Англии, - Васильевское, голубую ленту Москвы-реки, ее живописные берега, тихие, ясные сумерки?..."

Имение досталось Д. П. Голохвастову - двоюродному брату Герцена, впоследствии попечителю Московского учебного округа, который снес старый барский дом и построил на его месте новый. При нем, по данным 1852 г. в сельце было всего 9 дворов и 70 крестьян. Другая заречная часть села на левом берегу р.Москвы насчитывала 25 дворов и более 300 крестьян и принадлежала княгине Марии Николаевне Черкасской. От Голохвастова Васильевское перешло к графине Александре Сергеевне Паниной, сестре декабриста Владимира Толстого, гостившего у нее несколько раз, а Панина передала усадьбу своему внуку князю Александру Григорьевичу Щербатову. В 1884 г. Щербатов построил на горе своеобразный замок в ложном готическом стиле, сохранившийся до нашего времени. В 1890 г. при нем в Васильевском было 136 жителей.

В XIX в. основными занятиями жителей села являлись лесозаготовки и сплав плотов по Москве-реке, земледелие по трехпольной системе, при нехватке семян и примитивных орудиях производства. Выращивались рожь, овес, картофель и лен.

Советская власть была установлена здесь лишь после 28 декабря 1917 г, когда стали образовываться волостные Советы рабочих и крестьянских депутатов. Летом 1919 г. в бывшем барском имении Московский губисполком организует второй в стране дом отдыха. Работы в особняке еще не были закончены, в помещении пахло сыростью, не было света и необходимой обстановки, но 27-28 сентября сюда приезжает В. И. Ленин. Он осматривал местный совхоз, скотный двор, интересовался историей усадьбы, гулял по живописным окрестностям.

По данным переписи 1926 г. в селе числилось 53 хозяйства и 256 жителей. В санатории им. Герцена значилось 67 человек. В 1923 г. дом отдыха "Васильевское" был реорганизован в санаторий. С 1925 по 1927 г. здесь лечили больных туберкулезом, затем санаторий использовали для лечения сердечно-сосудистых заболеваний.

К 1934 г. Васильевское представляло из себя село с 260 жителями и два отдельных двора - "Марьино", где разместился санаторий, и "Сельплемхоз" - центральная усадьба местного совхоза, работавшего на нужды здравницы.

С началом Великой Отечественной войны в санатории организовали госпиталь. Фашистам удалось захватить часть села, расположенную на левом берегу реки. Они уничтожили все дома, взорвали церковную колокольню, обстреливали правый берег, но санаторием, благодаря самоотверженности воинов 50-й стрелковой дивизии и партизан, не овладели. 11 декабря 1941 г. ударная группировка Красной армии перешла в контрнаступление. После артиллерийской подготовки 19-я стрелковая дивизия во взаимодействии с частями 329-й дивизии форсировала по льду реку и атаковала опорные пункты врага. На первой, после освобождения края от захватчиков, сессии Рузского районного Совета депутатов трудящихся 24 февраля 1942 г. о Васильевском говорилось, как о населенном пункте, полностью сожженном фашистами.

После войны, в начале 1950-х годов, в санатории был построен корпус, где лечат детей, больных туберкулезом. В 1966-1969 гг. в новых зданиях разместились отделения для детей и взрослых, больных сердечно-сосудистыми заболеваниями, открывается дом отдыха, а три года спустя пионерский лагерь. Вокруг санатория вырос современный поселок. По переписи 1989 г. в Васильевском значилось 37 хозяйств и 45 человек постоянного населения, а в поселке санатория им. Герцена было 985 хозяйств и 3288 жителей.

В память об А. И. Герцене и В. И. Ленине на старом усадебном доме установлены мемориальные доски, а доблесть героев Великой Отечественной войны отмечена мемориалом в поселке и могилами павших на сельском кладбище. Левобережная часть села, отстроенная после войны, своим видом напоминает герценовские времена.

Лит.: Холмогоровы В. и Г. Исторические материалы... М., 1882. Вып. 2. С. 22-24.

Н. Н. Митронов

Просмотров: 6822
Опубликовано: 16.11.2005, 04:00
Изменялось: 15.01.2011, 00:32
4,492188E-02